Гости филармонии услышали Чайковского

 

14 сентября в концертном зале Самарской филармонии открылась «Музыкальная гостиная». Первый концерт абонементного цикла №12 под названием «Час Чайковского» был посвящен 180-летию со Дня рождения великого композитора. Его произведения с большим успехом исполнил Камерный оркестр Самарской филармонии «Volga Philharmonic» и лауреаты международных конкурсов Оксана Антонова (сопрано) и Павел Назаров (фортепиано). Ярко и эмоционально вела концерт — автор абонемента, лектор-музыковед, Ирина Цыганова.

Прозвучали фрагменты «Серенады для струнного оркестра» и «Воспоминания о Флоренции», пьесы из циклов «Времена года» и «Детский альбом», мелодрама из музыки к весенней сказке Островского «Снегурочка», романсы «То было раннею весной, «День ли царит».

Слушатели Самарской филармонии из уст Ирины Цыгановой узнали интереснейшие и неожиданные факты из жизни Петра Ильича Чайковского. Публике даже посчастливилось услышать голос композитора, записанный в 1890-м году на фонограф. А было это так…

В 1890 году Чайковского с друзьями уговорили протестировать фонограф Эдисона. Запись организовал в 1890 году Юлий Иванович Блок — меломан и энтузиаст ранней звукозаписи, который в 1889 году первым привез в Россию фонограф Эдисона. Изначально идея заключалась в том, чтобы записать на фонограф игру великого пианиста Антона Рубинштейна, однако тот наотрез отказался записываться. Тогда присутствующие, среди которых был и Петр Ильич Чайковский, просто начали баловаться с аппаратом, записывая все, что придет в голову. На записи слышно, что участники не теряют надежды усадить Рубинштейна за фортепиано.

В компанию, столпившуюся у фонографа, входили: солистка Большого театра Елизавета Лавровская, пианист, композитор, основатель и первый директор Петербургской консерватории Антон Рубинштейн, пианист и дирижер, директор Московской консерватории Василий Сафонов и пианистка Александра Губерт. Потом хозяин предложил сделать запись голосов присутствующих. Чайковский замахал руками: «Нет! Чтобы еще мой голос увековечивать — этого еще не хватало!» Танеев — из интереса, любопытства и так как он вообще любил всякие шутки — согласился. И когда после этого пустили валик, и он сам слушал «свой собственный голос», он начал дико хохотать…

После Первой мировой войны богатую коллекцию фонографических записей Блока разделили на три части и отправили в Берлин, Варшаву и Берн. Берлинская и варшавская части коллекции были уничтожены во время бомбежек Второй мировой, бернская же сохранилась. Впоследствии следы швейцарского собрания также затерялись, зато неожиданно обнаружилась коллекция берлинская: она была вывезена после окончания Второй мировой войны в СССР из Берлинского фонограмм-архива и оказалась в собрании Пушкинского Дома. Валик с голосом Чайковского был обнаружен только в 1997 году.

Фотографии — М.Пузанков

Галерея